Сайт мошенника pravoslavie.ru

Сайт мошенника pravoslavie.ru

Это скорее всего мошенник!

Жалобы собранные из сети

Внимание. Администрация сайта не несёт ответственности за содержание жалоб пользователей, которые размещены на страницах сайта,а также за последствия их публикации и использования. Мнение авторов жалоб, могут не совпадать с мнениями и позицией редакции.
Правила удаления жалоб
Дата, от когосообщенияИсточник
22.02.2020 15:03
Одинаковых 1
От:
Могут видеть только зарегистрированные!
Священник Дионисий Каменщиков (7.10.2013)
ГЕРОИ НАШЕГО ВРЕМЕНИ

Если читатель раскроет книгу, которая была написана лет эдак сто пятьдесят тому назад, то при встрече с ее персонажами ему не составит никакого труда разобраться, кто здесь герой, а кто негодяй. За редким исключением. Таким, например, как произведения Роберта Стивенсона, где с виду добропорядочный джентльмен оказывается вдруг готовым на что угодно ради нескольких сотен пиастров, а головорез-пират неожиданно демонстрирует потрясающее великодушие.

А в основном, в искусстве герой был героем, а негодяй — негодяем. Однако со временем два этих понятия стали размываться. Герой приобретал качества подлеца, а негодяй становился героем.

Пожалуй, первым из русских классиков, кто на роль главного героя поставил негодяя, был Гоголь. «…Пора наконец дать отдых бедному добродетельному человеку, — писал Николай Васильевич, — потому что… нет писателя, который бы не ездил на нем, понукая и кнутом и всем чем ни попало; потому что изморили добродетельного человека … Нет, пора наконец припрячь и подлеца». Припрягли подлеца. Так на свет появился Павел Иванович Чичиков. Но личность этого мошенника никогда не вызывала симпатий ни у одного нормального читателя. Образ негодяя становится притягательным лишь в XX веке. Но и это произошло не сразу. Герой превращался в подлеца постепенно.

В исконно русском искусстве нет авантюристов. Эти господа, как и прочие негативные персонажи, пришли к нам с Запада. Началось все с рыцарских романов, потом появились «Три мушкетера» (вернее, как читатель помнит, их было четверо). Четыре смелых и талантливых молодых человека, которые превратили свою жизнь в череду бессмысленных авантюр и любовных приключений. Русский герой всегда был сложней и духовней. Однако наш народ хотел видеть авантюристов. И авантюристы пришли в русское искусство всерьез и надолго, если не навсегда.

Наверное, самым популярным вымышленным героем XX века является Джеймс Бонд — «агент 007», состоящий на службе в разведке Ее Величества. Образ этого человека до сих пор невероятно популярен, несмотря на то, что с момента выхода первой книги о нем прошло уже 60 лет. У нас в России, например, едва ли не каждый гражданин знает, что два ноля перед семеркой в личном номере Джеймса Бонда говорят о лицензии на убийство. Одним из самых «крутых» и дорогих автомобильных номеров является «007». Даже дворник, употребляющий исключительно 72-й портвейн, помнит, что, по рецепту мистера Бонда, коктейль из мартини с водкой готовят «смешивая, но не взбалтывая». Домохозяйки уверены, что 007 непобедим. Вот на экране его берут в плен некие негодяи, избивают и связывают, а главный из киноподонков говорит на отвратительном русском: «Прощайтесь с жизнью, Бонд. Вы полетите в Англию в цинковом гробу». 007 невозмутим. «Вы ошибаетесь, — отвечает он, — я уверен, что полечу домой в салоне первого класса». После этих слов негодяи оказываются дивным образом повержены, а Бонд, оставив за своей спиной груду развалин, снова появляется перед телезрителем целым и невредимым. Бонд умен, смел, силен, красив, обладает прекрасным чувством юмора. Он борется за добро и справедливость (по крайней мере, так преподносятся авторами фильма его деяния). И отличается… исключительной половой распущенностью! За один фильм он соблазняет несколько девушек. И это отвратительное качество его личности для миллионов поклонников становится еще одной добродетелью. Ведь ложь гораздо опасней тогда, когда она смешена с правдой. Но грех в этом герое еще обнажен не до конца, он завуалирован и скрыт за отдельными его положительными качествами.

«Улицы разбитых фонарей»

Герои этого сериала, вышедшего на экраны в далекие девяностые, хорошо известны российскому зрителю. Несколько честных и доблестных милиционеров, эдаких «своих в доску» парней, которые не берут взяток и беспощадно борются с преступностью, нам всем давно полюбились. Толик Дукалис, Ларин, Казанова, Мухомор стали едва ли не членами семей. И на первый взгляд очень даже хорошо, что на экране телевизора появились такие положительные представители государственной власти. Но есть одно «но». На протяжении всего сериала эти борцы с преступностью почти не «просыхают». Едва ли не в каждой серии они скидываются по десятке, после чего один из милиционеров бежит в ларек за пивом и водкой. Следующая сцена – распитие спиртных напитков прямо в рабочем кабинете. Причем, в фильме это показано еще достаточно скромно, в отличие от книг. Зачем обнажается эта не лучшая сторона их жизни? Быть может, в подражание авторам западных детективов, герои которых пьют круглые стуки? Например, у Джеймса Чейза персонажи расстаются с бутылкой виски только в случае собственной смерти. Есть мнение, что такое поведение киномилиционеров проплачено определенными сферами бизнеса.

Так или иначе, но молодой человек, который равняется на подобных героев, имеет все шансы стать честным, доблестным… алкоголиком.

Бригада

Деградация героев продолжалась. И в 2002 году на телеэкраны выходит фильм «Бригада», повествующий о жизни и криминальных «подвигах» нескольких московских бандитов в лихие девяностые.

И по фильму ребята-то они вроде бы неплохие. Главный из них — Саша Белый — даже отказывается торговать оружием и наркотиками. Только вот, как и положено настоящим бандитам, они, несмотря на всю свою «положительность», время от времени постреливают в таких же, как и они, вроде бы неплохих парней. Зритель, правда, этого почти не видит: большинство кровавых разборок вынесено за кадр. После выхода фильма на экраны по стране прокатилась волна подростковой преступности. Малолетние ребятишки, играя в «Бригаду», грабили и убивали уже по-настоящему. Защитники сериала говорят, что фильм рассказывает о «настоящей мужской дружбе», что в нем есть предупреждение для тех, кто встал на криминальный путь, ведь все герои, кроме Саши Белого, в конце погибают. Такое мнение поражает. Что, о настоящей мужской дружбе можно рассказать только на примере уголовной шушеры? Да, друзья Саши Белого погибают, но ведь сам он остается в живых и мстит. А ведь многие мальчишки хотят себя видеть именно в его роли.

Нулевой рейтинг

Так блудники, алкоголики и бандиты победоносно шагают по каналам российского телевидения, а с недавних пор приз зрительских симпатий завоевала еще и одна болгарская колдунья по имени Ванга. Впрочем, это закономерно. Те силы, которые движут творцами вышеперечисленных сериалов, появляются во всей своей неприкрытости. Герои приобретают совершенно четкие дьявольские очертания. Маскировка уже почти не нужна. Зритель подготовлен к восприятию таких персонажей предыдущим телеобстрелом.

Примечательно, что подобная деградация героев происходит не только в нашей стране и не только в кинематографе или на телевидении. Например, Австрию на конкурсе «Евровидение-2014» будет представлять певица-трансвестит, некая Кончита Вюрст. В Германии на сегодняшний день самым популярным человеком является не футболист, не киноактер и не эстрадная звезда, а министр иностранных дел Гидо Вестервелле, который то ли «женился», то ли «вышел замуж» за человека одного с ним пола. При необходимости список таких «героев» можно продолжать до бесконечности. Однако и так тенденции очевидны.

Так, может быть, уже пора выпрягать подлеца и отправлять его на свалку истории, достаточно уже он диктовал свои правила в искусстве. Быть может, настало время остановить победоносное шествие Чичиковых, Казанов, Белых и иже с ними и дать место настоящим героям? Например, князю Мышкину, Пьеру Безухову, Петру Гриневу.

Вспомним, что смелости и отваге можно научиться не только у Джеймса Бонда и питерских милиционеров: в русской истории тому есть множество замечательных примеров. Поймем, что у колдунов не учатся духовной жизни, а на бандитов равняться нельзя. Мне могут возразить, что других героев сейчас в искусстве попросту нет, а интеллигентный человек не может жить без музыки, литературы и кинематографа. В ответ на это хочется вспомнить один диалог из «Собачьего сердца»:

— Если вы заботитесь о своем пищеварении, вот добрый совет: не говорите за обедом о большевизме и о медицине, — сказал профессор Преображенский. — И, Боже вас сохрани, не читайте до обеда советских газет!

– Да ведь других же нет, — с недоумением ответил доктор Борменталь.

– Вот никаких и не читайте.

Конечно, Господь не всем дал талант творить и вводить в искусство новых героев, но ведь отказаться от лицезрения колдунов и негодяев на экранах телевизора может абсолютно каждый. Пусть рейтинг этих фильмов опустится до нуля. Есть на пульте красная кнопка, которая выпроводит из вашего дома нежеланных гостей. Если, конечно, хватит мужества ее нажать.

http://pravoslavie.ru/64709.html

Связанные реквизиты, страницы: pravoslavie.ru

Могут видеть только зарегистрированные!
Регистрация 3 секунды!
ВойтиРегистрация
06.02.2020 21:58
Одинаковых 1
От:
Могут видеть только зарегистрированные!
Заседание секции XXVIII Международных Рождественских образовательных чтений, посвященное теме «Попечение Церкви о душевнобольных», состоялось в ОВЦС МП 25 января 2020 г., сообщает Патриархия.ru. Встреча была организована совместно ОВЦС и комиссией по церковному просвещению и диаконии Межсоборного присутствия РПЦ, в рамках которой действует рабочая группа по пастырскому попечению о душевнобольных.

Заседание возглавил председатель рабочей группы митрополит Воронежский и Лискинский Сергий. Куратор секции — секретарь комиссии по церковному просвещению и диаконии, сотрудница ОВЦС М.Б. Нелюбова.

В работе секции приняли участие около 50 человек — священнослужители и миряне РПЦ, ученые-психиатры, сотрудники НЦПЗ РАН, ФМИЦПН им. В.П. Сербского, врачи, церковные социальные работники.

Заседание открылось выступлением митрополита Воронежского Сергия «Психиатрия и религия. Пути к диалогу», в котором архипастырь остановился на эволюции отношений между христианством и психиатрией на протяжении последних нескольких веков и отметил растущий уровень сотрудничества Церкви и медицины за последние десятилетия. Архипастырь подчеркнул значение работы секции «Духовность, религия и психиатрия» при Всемирной психиатрической ассоциации и указал на важную роль НЦПЗ РАН для развития диалога психиатрии и религии в России. Митрополит Сергий рассказал о международных конференциях, которые в 2018 и 2019 гг. прошли в Москве по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла и по инициативе комиссии по церковному просвещению и диаконии Межсоборного присутствия; встречи были посвящены вопросам пастырского попечения о душевнобольных людях. «Все выступавшие на этих форумах специалисты были единодушны в том, что здоровье и духовная жизнь — это две различные, но не противоположенные друг другу реальности. Было бы ошибкой утверждать, что для духовной жизни всегда требуется хорошее душевное здоровье. Болезнь может стать особым состоянием, позволяющим человеку приблизиться к Богу и почувствовать Его любовь… Неверно думать, что только с хорошим здоровьем можно делать достойные дела перед Богом. Болезни и страдания, всегда присутствующие в человеческой жизни, таинственным образом включены в план божественного спасения», — констатировал владыка.

Митрополит Сергий подчеркнул: «Недопустима упрощенная трактовка психических заболеваний как наказания от Бога: Господь не желает зла и болезней. С терпением и без претензий на немедленное понимание смысла душевной болезни нужно рассматривать ее как то, что встречается в нашей жизни по попустительству Божию». Всем, кто имеет дело с душевнобольными — врачам, семье, пастырям — необходимо помнить, что «душевнобольной имеет право не только считаться образом Бога, но и право на то, чтобы к нему относились как к таковому».

Клирик больничного храма в честь иконы Божией Матери «Целительница» при НЦПЗ протоиерей Виктор Гусев выступил с докладом «Опыт окормления больных в условиях психиатрической клиники». Он отметил, что главная задача пастыря — «помочь человеку в состоянии болезни продолжить его сознательное возрастание к Богу». Научные исследования в НЦПЗ показали, что реализовать этот подход вполне возможно: «У православных больных сохраняется как состав, так и структура ценностно-смысловой сферы во время болезни, что не наблюдается у больных …неверующих». Священнослужитель помогает больному в осознании смысла случившейся с ним болезни; поддерживает его и «приводит» к благодатной помощи Божией: молитве, таинствам; побуждает собственную активность больного человека на этом этапе его спасения. «Окормление психически больных имеет выраженные особенности и предъявляет особые требования к священникам. Так, от священника требуется понимание реалий психопатологии, представление о способах и характере лечения и действия психотропных препаратов. Также требуется особое внимание и чуткость к больному, особая ответственность за свои слова и действия; и даже не только за свои слова, но за то, как их воспринимает больной в силу своей болезни и как он использует их».

Г.И. Копейко, заместитель директора НЦПЗ, представил доклад «Психотические состояния с бредовыми идеями религиозного содержания». Он отметил: «В жизни пациентов, страдающих психическими заболеваниями, религиозные убеждения и взгляды имеют большое значение и чаще играют положительную роль. В то время как патологическая псевдорелигиозность, формирующаяся на фоне течения психического заболевания, характеризуется разнообразными формами искажения традиционной религиозной веры». На ранних этапах заболевания это проявляется в сверхценных религиозных построениях, внешне сходных с утрированными проявлениями традиционной религиозности, но поведение больных приобретает характер грубых, патологических или нелепых поступков, которые отражают их псевдорелигиозные взгляды. Постепенно сверхценные идеи, носившие характер религиозного мировоззрения, трансформируются в религиозный бред, который не определяется складом личности и содержание которого находится в резком противоречии с объективно существующими в обществе религиозными традициями. Согласно исследованиям, проведенным в НЦПЗ, «у каждого десятого больного с бредом религиозного содержания было выявлено поведение, характеризующееся отчетливым асоциальным и/или антисоциальным характером».

Священнослужитель «должен обладать знаниями в области психиатрии чтобы уметь дифференцировать состояния патологической псевдорелигиозности от традиционной религиозной веры и уметь оказать адекватную пасторскую помощь и поддержку таким больным, наряду со специализированной медицинской помощью», — констатировал он. Выступавший привел критерии отличия традиционной религиозной веры от религиозного бреда. Критерии традиционной религиозной веры: «Верующие в значительной степени ориентируются на соборное и церковное мнение; в большинстве случаев, поддерживают тесный контакт с религиозной общиной и собственным духовником; имеют доверие к церковной иерархии; их религиозная вера отличается, с одной стороны, соблюдением канонов, а с другой, носит живой, динамический характер, способствующий адаптации личности к стрессовым ситуациям и к жизни; личность верующего человека характерологически не изменена, не имеет признаков дефекта, гармонична, целостна, соответствует социальной норме».

Критерии религиозного бреда: «Психическое расстройство имеет фабулу псевдорелигиозных концепций, которые, как правило, противоречат каноническим установкам и способствуют отчуждению как от людей, придерживающихся традиционных для данного общества ценностей, так и от собственной семьи; пациенты чаще всего не поддерживают контактов с религиозной общиной, и у них, как правило, отсутствует духовник; они нередко негативно настроены по отношению к традиционным религиозным институтам; религиозный бред обнаруживает высокую степень некритичности, ригидности и формирует специфическое бредовое поведение; у больных имеют место черты личностного дефекта».

В заключение своего доклада Г.И. Копейко отметил: «Возникает необходимость специальной психообразовательной работы среди священнослужителей, студентов учебных духовных заведений. Мы придерживаемся точки зрения о необходимости тесного сотрудничества врачей психиатров и священнослужителей, идя путем взаимопомощи, взаимоуважения и взаимообмена опытом в вопросах лечения душевнобольных».

В.Г. Каледа, д.м.н., заместитель директора НЦПЗ, руководитель отдела юношеской психиатрии выступил с докладом «Психические расстройства подростково-юношеского возраста — вопросы диагностики и оказания медико-социальной помощи». Он, в частности, отметил, что на фоне психологических особенностей юношеского возраста «обычные для подростков особенности могут приобретать характер симптомов психиатрического заболевания». В.Г. Каледа особо отметил, что, согласно данным научных исследований, около 25% всех юношей переживают в подростково-юношеский период тяжелую депрессию. Причем состояние депрессии может быть незаметно окружающим и даже близким молодого человека, и никто о его состоянии не догадывается, пока юноша вдруг неожиданно для всех не выпрыгивает из окна. К числу специфических возрастных синдромов относится и «синдром метафизической интоксикации», когда «религиозные воззрения приобретают сверхценный характер», что чревато суицидальными рисками.

Эти и иные особенности юношеского возраста необходимо учитывать пастырям при оказании духовной помощи подросткам: с ними нужно говорить очень осторожно и внимательно приглядываться к поведению молодого человека, его словам, рассуждениям о смысле жизни, обидах и помнить, что люди подростково-юношеского периода, с одной стороны, требуют большого внимания, а, с другой стороны, нуждаются в четких ориентирах в жизни.

Ведущий научный сотрудник отдела особых форм психической патологии НЦПЗ к.м.н. О.А. Борисова в докладе «Апокалиптическиe представления и религиозный бред конца света» отметила, что ожидание Второго пришествия Христа и конца света было присуще христианам с первых веков нашей эры. Причина особого отношения к этому событию связана, прежде всего, с чаянием Царства Небесного, поэтому желание достойно подготовиться к встрече является естественным для верующего человека.

Однако на протяжении веков понятие апокалипсиса стало принимать и другие значения, например, катастрофы вселенского масштаба, не имеющей религиозного смысла. О.А. Борисова представила пространный перечень различных предсказаний конца света, которые были сделаны разными людьми в разные исторические периоды. Не раз это приводило к тяжелым последствиям. О.А.Борисова перечислила случаи массовых самоубийств, причиной которых стало ожидание конца света. В России идея о наступлении царства антихриста стала доминировать, начиная со второй половины XVII века, в среде старообрядцев. После церковной реформы Патриарха Никона некоторые из них были уверены, что переживают самый настоящий конец света, и единственным средством сохранить ризу крещения от осквернения считали мученическую смерть. Самосожжение трактовалось ими как второе крещение. Далее докладчица перечислила случаи массовых самоубийств, происходивших в преддверии ожидания конца света в ХХ столетии.

В конце ХХ века решение о присвоении физическим лицам идентификационного номера налогоплательщика РФ (ИНН) спровоцировало целый ряд происшествий, потребовавших изучения проблемы научным сообществом.

В качестве особенности, присущей больным, движимым идеями конца света, автор исследования отметила противоречие между их поведением и теми убеждениями, которые они имели. Следуя традиционным правилам церковной жизни (регулярно посещая церковь, участвуя в церковных таинствах, поддерживая отношения с прихожанами и иногда даже активно участвуя в жизни общины), они не сообщали на исповеди об имеющемся у них особом мнении относительно связи ИНН с концом света. Эсхатологические состояния таких больных можно было расценивать как бредовые расстройства паранойяльного уровня.

Апокалиптический бред сопровождается выраженным чувством страха, ощущением надвигающейся опасности. Больные живут с ощущением, что мир рушится, иногда бывают агрессивны. Их неадекватное поведение в приступе может иметь непредсказуемые последствия. Выделив две категории бреда — «апокалиптический» и «эсхатологический», — О.А. Борисова разъяснила их различия, которые важно учитывать специалистам, чтобы прогнозировать социально-опасные последствия поведения больного.

Протоиерей Илия Одяков, клирик больничного храма в честь иконы Божией Матери «Целительница» при НЦПЗ представил доклад на тему «Таинство Покаяния и депрессивный бред». Он отметил, что необходимо различать «подлинный плач о своих грехах с желанием исправиться» и тот «поток боли», который часто изливают у аналоя психически больные. Таких людей «категорически нельзя останавливать», считает отец Илия, но нужно понимать, что «бред греховности, самоуничижения и самобичевания» (в пределе «весь мир страдает от моего греха»), бред самооговора и жажды самонаказания (опасен аутоагрессией, суицидальными мыслями), ипохондрический бред (ожидание скорой смерти) — все это далеко от подлинного покаяния. Выступавший предложил ряд рекомендаций для священнослужителей, которые сталкиваются с подобными случаями: священник ни в коем случае не должен соглашаться с бредовыми идеями или поддерживать идеи самобичевания. При этом нельзя высказывать ужас и негодование по поводу услышанного. Категорически нельзя пытаться спорить, переубеждать, что-либо доказывать, задавать уточняющие вопросы. Необходимо проявить терпение, спокойно выслушать, вместе помолиться. Нужно постараться привлечь близких больного, объяснить им патологический характер его переживаний и убедить в необходимости лечения.

Заслуженный врач России, заведующий кафедрой психиатрии ВМА имени С.М. Кирова, главный психиатр МОРФ д.м.н. В.К. Шамрей рассказал о преподавании основ Православия студентам медицинских вузов и, шире, о формировании «духовной среды Академии», отметив, что основы этой среды закладывались еще в XIX веке. Рассказывая об истории ВМА, о храмах, которые находились на ее территории, В.К. Шамрей подчеркнул, что Академия была единственным военно-образовательным учреждением, где имелась кафедра богословия и где всегда сохранялись духовно-нравственные традиции. И такая ситуация сложилась во многом благодаря тому, что большинство сотрудников было либо из семей священнослужителей, либо имели духовное образование. Рассказывая о жизни вуза в наше время, профессор В.К. Шамрей, в частности, отметил, что курсантам Академии преподаются основы Православия, им рассказывают о воинских православных традициях. Кроме того, для учащихся Академии организованы курсы хорового пения, звонарского искусства, уроки чтения на церковнославянском языке, паломнические поездки для военнослужащих. В Академии им. С.М. Кирова есть должность помощника руководителя по работе с верующими военнослужащими. Контакты с С.-Петербургской духовной семинарией позволили военным медикам организовать то, что профессор называет «перекрестным обучением»: семинаристы приходят в Академию с лекциями о Православии, а психиатры рассказывают им об основах своей науки.

Профессор кафедры психиатрии ВМА имени С.М. Кирова к.м.н. Е.С. Курасов ознакомил участников встречи с современными подходами к терапии психических заболеваний. Он дал исторический экскурс, представив основные этапы развития психиатрии, подходы к лечению душевных болезней в прошлом и сегодня. Особое внимание докладчик уделил духовно-ориентированной психотерапии, которая, по его словам, находится «на стыке деятельности врача и духовника».

Доцент кафедры психиатрии ВГМУ имени Н.Н. Бурденко к.м.н. М.А. Пальчиков прочитал доклад на тему «Особенности взаимодействия врача-психиатра и священнослужителя при диагностике и терапии психических расстройств». По его словам, зачастую люди с психическими расстройствами не сразу идут к врачу, а сначала обращаются за помощью в церковь. Поскольку расстройства психики сопряжены с высоким риском суицида, одной из главных задач взаимодействия психиатра и священнослужителя является работа в области снижения суицидальных рисков. Сопоставляя депрессию как заболевание и уныние как греховное состояние, он отметил, что медицинские симптомы депрессии упоминаются святыми отцами при рассмотрении греха уныния. С помощью медикаментов нельзя избавиться от греха, но можно получить значительное улучшение состояния при депрессии. «Работая с мировоззрением пациента, мы снижаем риски рецидива после прекращения фармакотерапии… Одним из наиболее эффективных методов воздействия на данную сферу является христианское учение», — подчеркнул докладчик. По его словам, особо внимательного отношения к себе требуют пациенты, которые перенесли психотические состояния, включающие религиозные переживания: за идеями идеи греховности, избранности, сверхусердным выполнением церковных требований и т.д. могут скрываться проявления болезни. В таких случаях священнику следует проявить «психиатрическую настороженность», выяснить глубинные переживания и мотивы прихожанина и при необходимости отправить на консультацию к психиатру. Важно понимать, что наличие психического расстройства не является препятствием для ведения благочестивой духовной жизни...

06.02.2020
https://pravoslavie.ru/127810.html Вложение = https://pravoslavie.ru/127810.html

Связанные реквизиты, страницы: pravoslavie.ru

Могут видеть только зарегистрированные!
Регистрация 3 секунды!
ВойтиРегистрация
05.02.2020 18:57
Одинаковых 1
От:
Могут видеть только зарегистрированные!
Священник Максим Плякин, участник рабочей группы по кодификации акафистов Издательского Совета РПЦ, клирик Саратовской епархии
ГИМНЫ БОГУ, СОЕДИНЯЮЩИЕ ВЕКА. Часть II
Беседовал Алексей Реутский

...общее число акафистов уже превысило две тысячи оригинальных текстов, ведь они пишутся сегодня на 14 языках. Каждую неделю в мире появляется два-три новых гимна...

(окончание)

— По каким же признакам принимается решение, какой из акафистов предпочтительнее?

— Мы рассматриваем целый комплекс признаков — как давно текст находится в употреблении, каково его литературное качество. Учитываем отзывы (если они есть) авторитетных людей Церкви, количество грамматических ошибок в конкретном акафисте и т.д. И уже по совокупности признаков, обязательно после общего обсуждения на рабочей группе, принимаем решение.

Но иногда нам облегчают задачу. Например, из Донской митрополии прислали акафист святому праведному Павлу Таганрогскому. Нас попросили рассмотреть именно этот, новонаписанный, акафист, хотя он был уже четвертым по счету. Но все прочие были существенно хуже, и по просьбе Таганрогского благочиния был написан новый, который в итоге и одобрил в прошлом году Священный Синод.

— А что самое трудное в работе вашей рабочей группы?

— Очень трудная ситуация возникает, если Синод по каким-то причинам ни один из акафистов еще не рассматривал, а нашей рабочей группе предложено определиться самим, с каким из нескольких вариантов мы будем работать. Так, на одном из недавних заседаний мы рассмотрели акафист мученикам Гурию, Самону и Авиву, очень любимым и почитаемым нашим народом. Сегодня им написано два разных акафиста, и оба варианта уже печатались церковными издательствами. В результате обсуждения мы пришли к выводу, что необходимо создать синтетический текст: поскольку ни один из имеющихся акафистов не удовлетворял нас полностью, то за основу был взят гимн, изданный Киево-Печерской лаврой. Однако часть возрадований была взята из второго акафиста, после чего мы унифицировали стилистику текста.

Очень редко, но бывает, что к печати благословляются оба варианта. Например, акафисты Боголюбской иконе Божией Матери. Первый акафист был написан еще до революции в Боголюбовском монастыре Владимирской епархии. Одобрен к изданию еще в 1886 году. Но в 1920-е годы владимирский архиерей и один из самых замечательных гимнографов ХХ века — будущий Патриарх Сергий (Страгородский) — пишет новый акафист. Он это сделал по просьбе наместника Боголюбовской обители иеромонаха Афанасия (Сахарова), будущего святителя и исповедника. По просьбе митрополита Сергия Патриарх Тихон этот акафист одобрил наравне с первым. Cвятой Афанасий, при том что он лично очень скептически относился к акафистам, признавал, что акафист митрополита Сергия очень хороший. Оба акафиста одобрены Синодом.

Характерно, что Синод к утверждению акафиста подходит не формально. Священноначалие не только читает, но и правит предложенный вариант, иногда возвращает на доработку. И мы тут не последняя инстанция, наша функция — консультативная. Как правило, если есть правка Синода, то мы ее вносим в текст сразу. Но иногда встает вопрос — отстаивать наш вариант или принять правку членов Синода. В этом случае мы собираем рабочую группу, изучаем отзывы Синода и ищем компромиссные решения.

«Слава Богу за все»

— Есть ли канонические нарушения в очень популярном в нашем народе акафисте «Слава Богу за все»?

— Никаких канонических нарушений там нет. Но этот акафист непривычен, так как это беспримесный русский язык. Это не славянский с вкраплениями русского и не русский, который «прикидывается» славянским, это просто современный русский язык.

А поскольку богослужебный язык нашей Церкви — церковнославянский, то гимн, написанный на русском языке, вызывает определенный диссонанс. Его автор — митрополит Трифон (Туркестанов), очень авторитетный, почитаемый духовный писатель. Сам акафист получил колоссальное распространение в народе и ходил в списках начиная с 1930-х годов. Любопытно, что когда он вышел в Издательстве Московской Патриархии в 2007 году, то в издательском предисловии было написано: «К сожалению, сколько-нибудь аутентичной рукописью акафиста "Слава Богу за все", написанного владыкой Трифоном, мы не располагали. <...> К сожалению, акафист "Слава Богу за все" продолжает издаваться большими тиражами со значительным количеством пропущенных строк и опечаток, искажающих смысл. Мы попытались реконструировать его текст, основываясь на всех доступных нам вариантах».

Но, как это обычно бывает, мелкие разночтения в одно-два слова все равно между разными текстами есть. И понять, какой из них — текст самого митрополита Трифона, пока не представляется возможным. Автограф (авторская рукопись) этого акафиста не обнаружен до сих пор. Любопытно, что «Слава Богу за все» переводится очень активно: есть английская, французская, украинская версии. Он полюбился не только в России.

А поскольку этот акафист, хоть и самый известный, но уже не первый на русском языке, то вот этот прецедент, когда в общественное богослужение мы его не пускаем, но разрешается молиться по нему дома (т.е. он для частного молитвенного употребления), позволяет сейчас думать, что нам делать с остальными русскоязычными акафистами, которые уже начали появляться.

Например, есть акафист на русском языке, посвященный Господу (к сожалению, сайт, где был опубликован этот гимн, удален со всем содержимым). Его написал протоиерей Александр Макаров, настоятель Свято-Николаевского храма города Ясиноватая в Донбассе. Писал под обстрелом. Но сам гимн очень светлый и радостный, батюшка назвал его «Радость православных». И это чувство молитвенного порыва, которое ты испытываешь при чтении, даже искупает какие-то недостатки этого акафиста. Сам автор этого акафиста написал в предисловии к акафисту: «В сложившихся обстоятельствах очень нужны были слова, которые помогут увидеть что-то светлое и доброе в окружающем хаосе». И это опыт человека. Вокруг него рвутся бомбы, а он пытается выразить радость в молитве. Этот опыт нельзя тоже просто так взять и отбросить.

Поэзия и «проза»

— Вы отмечали взаимное влияние, например, греческого на русский акафист или наоборот?

— Нужно признать, что мы на греков в акафистном творчестве влияем гораздо меньше, чем они на нас. Греки в принципе не любят переводить славянские тексты. Они богослужебные тексты считают поэзией, а акафисты на славянском языке для них — проза. Как они говорят, негоже славянскую прозу принудительно переводить поэзией. Они скорее сами напишут новый гимн какому-то святому, чем займутся переводом. Хотя есть и исключения. Греки все-таки перевели со славянского на греческий акафист Иисусу Сладчайшему (см.: ЖМП. 2019. № 7). Это гимн ярчайшей красоты. Есть сведения, что этот перевод был известен преподобному Никодиму Святогорцу и оказал определенное влияние на его творчество (он написал около десятка акафистов на греческом).

В то же время греческое творчество достаточно существенно влияет на русское. В первую очередь через переводы. В этом контексте я упоминал уже акафист святителю Нектарию Эгинскому (см.: ЖМП. 2019. № 7).

Другой случай. Несколько лет назад, когда на Украину привозили мощи святителя Спиридона Тримифунтского, Издательский отдел Украинской Православной Церкви издал книжку с житием, службой и акафистом святому Спиридону. Акафист был переведен с греческого на церковнославянский. Мы видим, что издатели признают тот факт, что нельзя ограничиваться только русским гимном. Этим они как бы дают понять: «Вот есть еще и греческий акафист, и мы вам его предлагаем для молитвы».

Естественно, что многие наши акафисты, в принципе, ориентированы на греческие образцы. Первый акафист был написан по-гречески, и основная, первая традиция — это греческие акафисты. До того как они пришли на Русь, акафисты были принадлежностью исихастов (монахов-безмолвников) в Греции. Разумеется, это не могло не сказаться на нашем гимнотворчестве.

— Когда на Руси появился самый первый сборник акафистов?

— Вероятно, самый ранний известный нам сборник акафистов на Русской земле — Канонник, принадлежавший преподобному Кириллу Белозерскому, ученику преподобного Сергия Радонежского. Он был переписан в самом начале XV века. Эти акафисты были написаны Патриархом Константинопольским Исидором Вухиром (XIV век). Очень быстро их перевели с греческого на церковнославянский (вполне вероятно, что на Афоне), а святой Кирилл у себя на Белоозере заказал переписать их (или, быть может, даже переписал их сам) для своего личного келейного Канонника.

Среди этих греческих образцов был и акафист святителю Николаю Чудотворцу (от которого происходит наш современный). Есть рукописные копии этого акафиста XV-XVI веков. Несколько акафистов написал друг преподобного Сергия, Патриарх Константинопольский святитель Филофей Коккин. И тот факт, что наши великие исихасты использовали акафисты в своем келейном правиле, также не позволяет нам от них отмахиваться — дескать, это «низкая поэзия». Тем более что среди авторов акафистов — святые Никодим Святогорец, Иоанн Кронштадтский, Тихон Задонский, святитель Тихон (Белавин), Патриарх Всероссийский, Патриарх Сергий (Страгородский), священномученик Петр Григорьев. Святые не считали для себя зазорным в том числе и писать акафисты, а не только их читать.

— Попадались ли вам необычные, странные акафисты, которые чем-то запомнились?

— Один из самых странных акафистов, которые мы когда-либо видели, это акафист предыдущему Римскому Папе Бенедикту XVI(который еще живет), написанный по-славянски. Это акафист неполный, то есть в нем не хватает четырех строф. Вместо них — примечание: «Кондаки и икосы за номерами 10 и 11 пропущены, ибо многое Папа еще свершит». Он был написан в 2007 году, через два года после вступления Йозефа Ратцингера на папский престол. Во-первых, писать акафист живому — это неправильно. А во-вторых, писать акафист в России в честь Папы, да с добавкой, что ему еще много придется совершить, просто странно.

А из числа страшных акафистов (он тоже опубликован в интернете, а не отправлен к нам на цензуру) назову, пожалуй, «гимн» в честь почившего брата Иосифа Муньоса, который был хранителем известной Монреальской Иверской иконы Божией Матери. Его любят во всем православном мире, ему пишут молитвы, уже есть его иконы, многие люди верят в его святость, но официальной канонизации еще не было. Само наличие акафиста до канонизации встречается. Например, акафист епископу Игнатию (Брянчанинову) как подвижнику благочестия был написан его внучатой племянницей задолго до его канонизации. Но акафист брату Иосифу отличался каким-то запредельным количеством богословских ляпов. Уже в первой строке акафиста есть фраза «Возбранный ковчеже Завета Новаго», а рефрен гласит: «Радуйся, новое вино Отца Небеснаго», но по отношению к человеку (а не к Богу) это не только неприлично, но уже и не умно, ведь это библейские образы, относимые к Богу. Когда Хосе восславляется как «новый конкистадор Америце, грехами одряхлевшей» — это уже геополитика. А возрадование «Радуйся, каменю несекомый, поражаяй Америку» — пример совершенного незнания церковной традиции понимания библейских текстов. То есть в чьей-то голове все это сложилось. И для нас этот акафист остался примером запредельного богословского бескультурья. Люди где-то вычитали громкий эпитет и поставили его в акафист. А то, что «несекомый камень» — это пророчество о Господе Иисусе (Дан. 2:34) и к человеку как эпитет в принципе не может быть применимо, что это ересь, уже осталось вне их понимания.

Но бывает и очень радостное удивление. Несколько месяцев назад мы рассматривали акафист Божией Матери ради Ее иконы «Отрада, или Утешение». Его автор — новомученик Порфирий Мироносицкий, известный исследователь литургики, он умер во время следствия в 1932 году. Икона, в честь которой написан этот акафист, была в храме, где Порфирий Петрович молился. И когда человек, который полжизни отдал церковному пению, воспевает Божию Матерь сам, это поэзия без преувеличений. Мы рекомендовали этот акафист Священному Синоду, но решения пока нет.

— Готовится ли к изданию в нашей Церкви «золотой фонд» акафистов, выверенных и утвержденных Священноначалием?

— В прошлом году Священный Синод постановил подготовить такой корпус текстов к печати в Издательстве Московской Патриархии. И мы пытаемся его собрать, причем включаем туда даже те одобренные Синодом акафисты, у которых в тексте существуют разночтения (в надежде, что удастся либо выделить предпочтительный вариант, либо отредактировать эти гимны силами справщиков Издательства Московской Патриархии и Издательского Совета). Проект пока не завершен, но мы рассчитываем разместить там порядка 250-300 акафистов. В проекте участвуют Издательский Совет и Издательство Московской Патриархии, Московская и Санкт-Петербургская духовные академии, Управление делами Московской Патриархии (где хранится архив Священного Синода). Оказывает помощь нашему проекту и Свято-Тихоновский университет.

Планируется, что в каждом томе будет 50 акафистов, выйдет 5-6 томов. Это будет корпус максимально выверенных акафистов. Сегодня существует только одно похожее издание — это Акафистник, подготовленный покойным митрополитом Питиримом (Нечаевым). Издавался он дважды — в 1989 и 1993 годах. Но при заявленном многотомном сборнике из печати вышли только два тома. И даже к этому Акафистнику у нашей рабочей группы сегодня есть вопросы. Например, на основании каких именно решений высшей церковной власти владыка Питирим включил в свой Акафистник тот или иной акафист.

Источник: Церковный вестник (03.09.2019)

Акафистом называется жанр церковной гимнографии, представляющий собой хвалебно-благодарственное пение, посвященное Господу Богу, Богородице и Ее иконам, Ангелу, святому, собору святых, празднику. Акафист состоит из 25 строф (13 называются кондакáми, а 12 — и́косами). В части своих строф — обычно 12 из 25 — содержит припевы, в большинстве акафистов со словом «Радуйся». Самый первый акафист был написан в VII в. в честь Божией Матери («Взбрáнной Воевóде победи́тельная...»), его авторство обычно приписывается Патриарху Константинопольскому Сергию. Сегодня, по подсчетам Издательства Московской Патриархии, существует более 250 акафистов, официально утвержденных Священным Синодом Русской Православной Церкви.

https://pravoslavie.ru/123539.html

Связанные реквизиты, страницы: pravoslavie.ru

Могут видеть только зарегистрированные!
Регистрация 3 секунды!
ВойтиРегистрация
10.12.2019 23:14
Одинаковых 1
От:
Могут видеть только зарегистрированные!
От администрации паблика:

Возможно мы и не правы, но многое в тексте беседы (начало 5-ой части в https://pravoslavie.ru/126226.html) с христианским правозащитником Александром Огородниковым представляется невозможным, придуманным позже описываемых событий, т.е. конъюнктурным и даже прелестным (в православном понимании этого слова). Скорее всего "правозащитник" решил напомнить о себе, ибо о его покойном брате иеромонахе Рафаиле (Борис Иоильевич Огородников, † 1988) известно гораздо более широко благодаря книге архимандрита (митрополита) Тихона (Шевкунова) "Несвятые святые" и другие рассказы" ("Как отец Рафаил пил чай")
*****

«Я ПОВОРАЧИВАЮСЬ К ЗОНЕ И КРИЧУ: “АД! ГДЕ ТВОЯ ПОБЕДА?!”»

9 лет – с 1978 по 1987-й – в советских лагерях… За веру, за «не могу молчать»… Что помогло выстоять, не сломиться? Об этом – в продолжении беседы с богословом, диссидентом, правозащитником Александром Иоильевичем Огородниковым.

Беседовал Николай Бульчук

Кредит доверия (окончание)

– Я попросил бы вас, Александр, ответить на несколько вопросов. Церковь в то время, о котором вы рассказываете, и Церковь сегодняшняя – ведь разные, не правда ли? Хотя сама Церковь, Небесная – она, конечно же, вне времени, вне мира.

– Конечно, Церковь Небесная – вне мира, но Церковь земная наша меня сегодня очень печалит. Очень печалит…

Ведь когда она стала свободной, она получила колоссальный кредит доверия. Колоссальный! Вы себе не представляете даже какой! Например, в одном округе Москвы идет напряженная предвыборная борьба. Баллотируются известные демократы и пр. И тут же – баллотируется никому не известный батюшка, он никогда ни в чем не участвовал… Но избирают именно его!

– Просто потому, что он священник?

– Просто поэтому! Только потому, что на нем крест, только!

Моя деревня, где я сейчас нахожусь, расположена неподалеку от города Кимры, а Кимры я считаю городом продвинутым в православном смысле, потому что там проходили конференции по местным новомученикам раз в год. И вот однажды меня обокрали, а я даже сам об этом не знал. Милиция наша задержала тех, кто украл, а то, что они выкрали, отобрала. Звонят мне по телефону (а я в то время был в Москве): «Приходите на опознание!» Я являюсь на опознание, но, как всегда, завожу разговор о Церкви.

И вдруг я чувствую среди оперативников жесткое неприятие Церкви. Я им говорю: «Ну как же так?! А где вы крестите детей?» – «Да есть у нас отдаленная деревня, там старенький священник, так мы к нему только ездим…» И продолжаем разговор.

И тут они рассказывают мне про пожилую женщину, сына которой, милиционера, убили в Чечне (в то время милиционеров отправляли в командировки в Чечню). И, говорят они мне далее, его в храме отказались отпевать, пока она не заплатит 700 рублей. А у нее пенсия – всего 3 тысячи… Причем она денно и нощно в храме, ее все знают, она все время молится и вообще храма не покидает. «Так как нам после этого относиться к Церкви?» – говорят они мне.

А вот другой случай. Город небольшой, все друг друга знают. Убили одного бандита, который «держал» весь рынок. И похоронили его как святого: впереди шли священники из собора с каждением! Хотя все люди знают, кто лежит в гробу, что это был за человек! И как после этого относиться к Церкви?..

– И что вы ответили?

– А мне нечего было сказать, понимаете?

– И никто из нас не может ничего сказать… Что произошло: мы предали? Или исчерпали кредит доверия? Или не воспользовались тем кредитом, который Господь нам дал?

– Вот еще случай. Есть команда художников, которые расписывают храмы, очень авторитетная, им делал заказы на иконы даже сам Патриарх Алексий II. И они мне рассказывали: после того как они отреставрируют церковь и получат деньги за работу, они вынуждены уезжать из города. И какие меры они принимают, чтобы выехать с деньгами, сохранить их при себе.

Потому что в том, чтобы отнять у них деньги, принимают участие и настоятель этой церкви, и ДПС, и бандиты. Втроем. В деталях… Причем это известные иконописцы, понимаете?

Они честно работали, выполнили работу честно, а в конце концов вынуждены думать о том, как эти заработанные деньги вывезти, чтобы их не отняли. Они рассказывают, на какие ухищрения сложнейшие они идут для этого, потому что блокируется всё. И эти деньги, по идее, обязательно отнимут.

– С другой стороны, в России все же произошли очень серьезные политические изменения с тех пор: позади остались «лихие 90-е» (как их называют), мы встали на путь мало-мальского, но развития. И некая стабильность жизни в России все же налицо. И тут я вспоминаю «Декларацию» митрополита Сергия (Страгородского). Некоторые историки говорят, что вроде бы мы именно тогда «уступили» и с этого все началось…

– Но ведь власти не добились же ничего от Патриарха Сергия…

Знаете, многие молчат об этом или даже не знают. А я все-таки общался с исповедниками и знал тех, кто сидел, многих из них застал… Я же сидел с начала 1970-х годов. И вот что мне одна матушка, монахиня, рассказывала. Служит священник, ее отец. Служит в храме… А она тогда была девочкой. Идут гонения, но все-таки никак не могут найти на него управу: как его посадить? Оказывается, очень просто. Приезжает уполномоченный НКВД, показывает ему «Декларацию»: «Подписываешь?» Если подписываешь – «пока живи». Пока! Потому что потом все равно уничтожат… «Не подписываешь?» Его тут же забрали. Тут же…

Так что это был метод, чтобы убрать из Церкви наиболее достойных ее сынов. Власти тут же эту «Декларацию» использовали. И это было легко, иначе пришлось бы искать что-то антисоветское в высказываниях, в проповедях и т.д. А тут – просто: «Подписываешь? Пока оставайся!» Потом тебя тоже заберут, обязательно… Но они этим ничего не добились.

И вообще Патриарх Сергий (Страгородский) одно время был обновленцем, и это очень серьезный момент в его жизни. А ведь он был прекрасным, глубоким богословом, он сам прекрасно все понимал.

– Но он же покаялся…

– А когда он шел на это, неужели он не понимал, на что идет? Он же был богословом, крупным богословом! Еще можно ввести в заблуждение человека необразованного или малообразованного, но его-то!..

– Александр, еще вопрос – про нашу Победу в Великой Отечественной войне. Сталин для многих и сегодня символ Победы. Кроме того, как сейчас можно услышать, в том числе и от православных, «Сталин дал свободу Церкви». Он вызывал трех митрополитов, беседовал с ними и пр.

– Сказать, что Сталин – герой Победы, было бы неправдой, потому что первые 3,5 миллиона наших людей, взятых в плен, – это его «заслуга». Ведь о предполагаемом нападении Гитлера ему докладывали буквально все! Но всё зависело в нашей огромной стране от воли этого человека! Все данные у него были, все доклады, вся информация о том, что немецкие войска уже собраны и готовы к нападению… Было же понятно это и по иным причинам: люди просто знали, что война будет. И все, особенно в деревне, говорили так: «Мы повоюем!»

А то, что «Сталин дал свободу Церкви», – простите, это опять искажение правды. Он был вынужден принять трех митрополитов. Как только кончилась война, Сталин тут же опять поменял политику: начал закрывать храмы, прижимать верующих, поток людей хлынул в тюрьмы и лагеря…

– Складывается впечатление, что в настоящее время у нас нет нужды в Церкви мучеников, Церкви страдающей, Церкви исповедников. Наоборот, многим подавай Церковь воинствующую, торжествующую, с хорошей политической основой и в чем-то «государственную»…

– Вы себе не представляете, скольких людей скандалы вокруг Церкви сегодня отводят от храма! Это очень и очень печально сознавать.

– Александр, благодарю вас за откровенную беседу. Я тоже застал времена гонений на Церковь, видел людей, которые возвращались из тюрем и ссылок. Некоторые из них служили у нас в храмах Троице-Сергиевой Лавры. Это были старцы, которые своей молитвой, наверное, и созидали сегодняшнюю церковную свободу: я подчеркну, не политики, а вот эти тихие и незаметные молитвенники.

– Именно они и несли этот светлый Пасхальный призыв и Пасхальный дух. Потому что, как сказал один из них: «В тюрьме у нас уничтожили все, абсолютно все. Осталась одна только Радость!» Это Пасхальная Радость! Вспомните, как старец Павел (Груздев) описывает лагерную Литургию! Такое переживание Литургии, что после нее – хоть под расстрел! Понимаете? Они уже побывали на Небесах и снова хотят туда вернуться!

И я их понимаю, потому что у самого было желание постоянное: быть расстрелянным. Эта мысль меня просто преследовала, я этого очень хотел, представлял наших новомучеников: я встаю в строй рядом с ними и получаю заветную пулю!..

Думаю, что то наследие старцев, которое мы имеем и которого не имеет никто, кроме православных (все-таки западное христианство находится в очень тяжелом состоянии) сохранит нашу Церковь.

10.12.2019

Связанные реквизиты, страницы: pravoslavie.ru

Могут видеть только зарегистрированные!
Регистрация 3 секунды!
ВойтиРегистрация